В сердце Памира

 

В сердце Памира






В СЕРДЦЕ ПАМИРА
Да, как и в «Азиатской песне» поэта-альпиниста Юрия Визбора, наш самолет улетает на юг. Пройдя паспортный и таможенный контроль, начинаем с нетерпением ждать объявления нашего рейса на посадку и вот он объявлен.
__________________________________________________________________
«Ты как хочешь: пиши – не пиши,
Только вслед мне рукой помаши,
Самолет мой, отчаянный друг,
Высоту набирает, звеня.
Самолет улетает на юг,
Где давно ожидают меня…»
__________________________________________________________________

Из-за сильного волнения и переживания время посадки и прогрева двигателей, кажется, тянется вечно, но всему приходит конец, и вот мы уже разглядываем окраины Москвы через стекла иллюминаторов. Ура! Наша команда летит в Азию, а именно в Таджикистан. С красивейшего азиатского города Душанбе начинается экспедиция, состоящая из трех Илличевских промальповцев: Вадима Медведева, Александра Дрогунова, Павла Ткаченко и одного алчевца, то есть меня, Дмитрия Кулакова.
Целью экспедиции является совершить восхождение на Пик Евгении Корженевской, который был заявлен командой на чемпионате Украины в высотном классе, а если, дай Бог, повезет, то и попробовать свои силы на Пике Коммунизма, высотном полюсе нашей некогда необъятной Родины.
Пик Евгении Корженевской – это памирский исполин высотой 7105 м, одна из четырех высочайших вершин, за покорение которых официально присваивается звание «Снежный барс», очень уважаемое в альпинистских кругах у нас и за рубежом. Открыл вершину царский военный топограф
Н. Корженевский и назвал в честь жены «Пик Евгении». Первовосхождение на него совершено ленинградскими альпинистами в том же году, что и первосхождение на Эверест в 1953.
Итак, проехав с Душанбе по красивейшим горным долинам еще немалую часть Таджикистана, мы наконец-то попадаем в долгожданный Джиргаталь, в котором на местном фурудхох (т.е. аэродром) нас ждет военный МИ-8. Спешная загрузка снаряжения и продовольствия, и перед нами открываются сказочные панорамы памирских гор. Не можешь удержаться и выглядываешь в окно вертолета – от лязга винтов и от набираемой высоты закладывает уши, а нагнетаемый ветер выдавливает из глаз слезы, но то, что ты видишь, не отпускает тебя. Такое ощущение, что здесь ничего не изменилось от сотворения мира. Величественные памирские предгорья, будто раскрашенные цветными карандашами, мелькают перед твоим взором: красные, желтые, серые, а иногда три цвета сразу. Еще встречаются малочисленные поселения кочевников, но они вскоре исчезают. Предгорья постепенно превращаются в горы, и ты вдруг замечаешь, что летит вертолет не вверху, а уже внизу громадного ущелья, которое замыкается гигантской двухкилометровой снежно-ледовой стеной. Это северная стена Пика Коммунизма и сердце Памира. Здесь хребты Академии Наук и Петра Великого достигают наибольших высот.
После спешной высадки сразу все невольно бросают свой взор на Пик Исмаила Сомони (название Пика Коммунизма после переименования) и замирают. То, что открывается перед тобой, сложно осознать сразу, словно твой «процессор» уже устарел, чтобы «переварить» такого качества картинку. Но смотри – не смотри, а надо воплощать в жизнь то, что мы задумали, и после двухдневной как бы акклиматизации выходим на восхождение. Гляжу я на ребят и удивляюсь, я – то перед этой экспедицией специально сходил на Эльбрус, чтобы «горная болезнь» сильно не «добила», а они сразу сюда без «акклимухи».
Но, видимо, им помогает высотная память организма с прошлых восхождений. Как бы то ни было, где пешком, где лазаньем добираемся мы до первого высотного лагеря Корженевы (5100м). Место потенциально опасное, с соседнего склона постоянно срываются камнепады, заставляющие просыпаться ночью, а точнее, вскакивать в холодном поту, и только через пару минут понимаешь, что эта смертоносная куча «чемоданов» либо не долетела, либо прошла мимо палаток – можно спать дальше. Но утром гора нам приготовила еще более неожиданный и острый сюрприз… Идиллия высокогорного завтрака была нарушена резким, пронизывающим все естество громом. Выхожу из палатки и замираю. Примерно на высоте 6000м произошел громадный ледовый обвал, который летел в нашу сторону. Сам по себе обвал трудно назвать таковым, поскольку через очень короткое время он превращается в лавину, отличие только в том, что взрывная волна обвала несет в себе куски льда от осколочных, напоминающих стекло до блоков в несколько тонн. И вот¸ смотря на это, как кролик на удава понимаешь, что на этот раз не пронесет – наш лагерь попадет в зону покрытия. Кто-то начинает судорожно карабкаться на соседний каменистый склон, а мне удается вырваться из чар этого зрелища, в секунду закрыть палатку, упасть на пол и накрыть голову руками. Удар был похож на ураганный порыв ветра, к счастью, принесший с собой только протертый лед в виде мелкой снежной пыли. Еще одна психологическая проверка пройдена. Придя в себя, позавтра кав и свернув лагерь, начинаем движение вверх. Преодолевая ледовые стены, трещины и крутые траверсы доходим до штурмового лагеря, вершина кажется совсем рядом, но это лиш опрический обман. Ночевка на высоте 6400 проходит в каком – то полубреду, горная болезнь усиливает свои позиции. Иногда от нехватки кислорода вскакиваешь ночью и начинаешь хватать ртом воздух, словно рыба, выбрашенная на берег, но это не очень помогает: ведь парциальное давление на этой высоте болем чем в два раза меньше, чем внизу, и, как следствие, плохая усваиваемость кислорода организмом.
Выход в 6 утра. Просыпаешься, окидываешь палатку взором – все внутри белое. Ночью был сильный мороз и даже спальник частично покрыт льдом. Встаешь, начинаешь топить снег на чай. Делаешь бутерброды, да вот беда – ничего, кроме просто сладкого чая, и не идет, а ведь работать предстоит весь день. С гримасой на лице пытаешься втиснуть ногу в замерзший ботинок, который как будто специально упирается, зная, что тебе вот-вот нужно выходить на гору, потом одеваешь кошки, берешь ледоруб, еще раз смотришь на вершину, на сам маршрут – и в путь. Нахождение на таких высотах далеко не сахар, организм горовосходителя работает на износ. Высота, как вампир, высасывает из тебя все силы.
Каждый шаг к вершине – это колоссальная борьба с самим собой, борьба воли человека с его естеством, которое постоянно говорит тебе: «Ты сумасшедший! Ты можешь погибнуть! Иди вниз!» Когда подходишь к высотной отметке 7000 м, все тело наливается свинцовой тяжестью, каждый шаг становится мучением. И вот наконец-то последний рубеж – скальный взлет. Делаешь шаг, еще один – и все, дальше идти некуда - Вершина! Кто- то плачет, кто-то от сильного переутомления не понимает, что произошло, и осознает это только лишь внизу, когда его «отпустит» горная болезнь. Все, кто взошли тогда на Пик Корженевской, стояли счастливыми, изнуренными, но достигшими цели.
Сделав несколько снимков, начинаем спуск. На следующий день мы уже в базовом лагере. Нормальное, полноценное , трехразовое питание, военная брезентовая палатка и горячий душ кажутся невероятной роскошью в сравнении с тем, через что мы прошли. Но экспедиция еще не закончена…
Несмотря на предыдущие трудности, все члены команды готовы идти на Пик Коммунизма. Получив хорошую акклиматизацию на Пике Е. Корженевской, дойти до большого памирского плато (6100м) не составляет
особого труда. Через два дня достигаем штурмового лагеря непосредственно под самим Пиком Коммунизма. Все предрасполагает к тому, чтобы удачно совершить восхождение: и погода, и относительно нормальное самочувствие, но с наступлением ночи приходят и изменения. Начинается снегопад. Спать на этой высоте практически невозможно, головная боль такова, что кажется, голова вот-вот треснет, как арбуз, зажатый в тиски, из-за этого проводишь эту ночевку в бдении. К утру вся команда понимает, что гора не пустила нас и надо идти вниз, поскольку снегопад длился всю ночь, а маршрут на вершину является технически сложным и лавиноопасным. В такой ситуации мысли о восхождении пропадают, и уже думаешь, как бы отсюда спуститься целым и невредимым. Но, Слава Богу, все проходит нормально. Экспедиция закончена, в верховья Памира уже происходит осень, холодает, а мы собираем наше экспедиционное снаряжение и опять направляемся в жаркий Душанбе, который является отправной и конечной точкой для всех памирских экспедиций на территории Таджикистана.
После всего прочитанного может возникнуть закономерный вопрос: Зачем это все? Зачем подвергать себя опасности и порой нечеловеческим нагрузкам? Тот, кто не был в горах, никогда этого не поймет. Не поймет, если кто-то ответит ему на этот вопрос. Видимо, таким создан человек, что должен постоянно познавать и открывать что-то новое в самом себе – это суровый мир, иногда даже очень, но прекрасный и чистый. Кто хоть раз побывал там, запомнит их на всю жизнь и всегда будет мечтать вернуться туда – настолько велика их сила притягивать к себе людей.

Дмитрий Кулаков, 18.09.2008 студент группы ОМД – 02 -1 ДонГТУ
P.S.: Хотелось бы выразить особую
благодарность руководству ММК
им.Ильича за поддержку этого
прекрасного и мужественного вида
спорта.


Создан 11 ноя 2008



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником